Зимнее путешествие

Сочинение о грандиозной поездке "Плясицы" в Санкт-Петербург, Москву, Великий Устюг на международные конкурсы.

Мне, как и многим участникам ансамбля из Детской школы искусств, не очень хотелось ехать только потому, что Новый 2018 год я буду встречать не с семьей. Но мама сказала, что такого путешествия может больше и не быть. И когда я дала согласие, мама была рада.

В поезде мы пели, танцевали, ругались, ссорились (и такое бывало). Я заметила: мы разные, каждый по-своему воспринимает замечания. Взрослые – педагоги И. Г. Рощупкина, Т. В. Басараба, родители Н. В. Мардарь, Э.В. Верянский, О. Н. Химиченко..., нет, так не пойдет, надо придумать название их команде. Так, они любящие, заботливые, отважные, веселые, – в общем, на все случаи жизни! Они будут называться – «любятки». «Любятки» сумели найти подход к любому ребенку.

Как самая старшая, я старалась помогать всем: что-то получалось, а что-то нет. В дороге многому научилась, например, красиво делать бутерброды, понимать детей. Я ехала не только танцевать и петь, но еще и как психолог.

Когда мы приехали в Санкт-Петербург, и я увидела это множество горящих огней, то потеряла дар речи: такие красивые здания я никогда не видела. Как сказала Ольга Николаевна, мы все испытали эстетический шок.

Конкурс в Питере – самый тяжелый. Как и все, я переживала, но посильнее остальных, ибо всегда за все переживаю. Конкурсный день был долгим, танцевальный уровень – высоким: там были такие коллективы! Но мне кажется, у нас костюмы были лучше!

В гостиницу мы приехали в 23.00, ждали, что нас накормят, но потом оказалось: весь персонал уже уехал. Тут приходит на помощь Ирина Геннадьевна, художественный руководитель нашего ансамбля. Нас покормили.

Как написала Алина Непомнящих, самым запоминающимся было выступление в Москве. Алина, я и Надя Двуреченская танцевали трио, мы выпускники хореографического отделения. Да. Это так. Но это связано не только с танцами.

В Питере я заболела, да так, что в Москве потеряла голос. Для меня это было ударом, ведь мы с мамой 10 лет шли к моему выступлению в Москве. Я расстраиваюсь, плачу, усиленно лечусь, ибо верю в чудо. «Любята» отговаривают меня петь, говорю, что в 19.00 выздоровею. Молюсь Богу, своему Ангелу-хранителю, при этом знаю, что сорванный голос восстанавливается от 3 до 7 дней.

Станцевали мы хорошо. На первом танце, когда выходили, у нас зашипела музыка, ее выключили, но мы с девочками продолжали танцевать. Честно, я не помню ничего, помню только, как нам хлопали. И жюри тоже хлопало. На втором танце у Алины разломались трещотки, она – молодец, не растерялась и продолжила танцевать, как ни в чем не бывало. Наверное, за это нам дали Гран-при!

Пришло время песен. Голос уже есть, но очень слабый, мама по телефону настраивает меня: все у тебя получится. Напутственные слова моего педагога-хореографа школы 12 Марины Петровны Ванчуриной, она ставит мне движения к танцам уже 4 года, вдохновили меня. Решила, что буду петь. Старалась брать артистизмом. Получила статуэтку лауреата 2 степени. Была очень этому рада. Москва меня не разочаровала, она осталась для меня такой желанной, красивой и блистательной.

В Устюге мне стало уютней. Как показалось, он очень похож на мой любимый родной Байкальск. Жили мы там, как и в Питере, 4 дня. Не успев выздороветь, я снова заболела на четвертый день. Эту болезнь перенесла хуже. Станцевали мы хорошо, с музыкой все было нормально, с инструментами тоже. Нас вкусно кормили в кафе недалеко от нашей гостиницы. Каждый раз нас всегда ждала какая-нибудь вкусная булочка на столе. Татьяна Викторовна еще в поезде научила нас хорошим словам, и теперь всегда после трапезы мы говорим: «Спасибо за наше счастливое детство!».

Когда в Великом Устюге в конкурсный день у меня был саундчек (репетиция с микрофоном), я растерялась, ибо совсем не слышала себя, музыка была громкой. Но Ирина Геннадьевна и остальные поддержали меня. Когда я пела композицию Мадонны «La Isla Bonita», Ирина Геннадьевна и девочки пританцовывали. Я была очень рада, что у меня есть такая группа поддержки.

Еще получилось приятное совпадение: в жюри пригласили Андрея Михайловича Биля – эстрадного певца, телеведущего, педагога и шоумена. Летом в Слюдянке, на Всероссийском конкурсе «Волна Байкала», он сидел в жюри. Поэтому я посчитала этот день удачным.

Когда пела песни, это был именно тот раз, когда я кайфовала! Просто забыла все проблемы и заботы и получила удовольствие! Это дорогого стоит! Андрей Михайлович хлопал мне.

Нас позвали на Гала-концерт. Сказать, что я была в восторге – ничего не сказать, я была счастлива. И в первую очередь за нас, и за Александра Борисовича, ведь это он поставил нам танец с инструментами!

И тут на следующий день я заболеваю. А сегодня – Гала-концерт. Надя сказала, что девчонки смогут станцевать «Бухарский», но я сказала: «Нет!» Ведь мы «старшие» (я, Алина и Надя). Никогда еще не танцевали на Гала-концерте!

Если честно, очень трудно перенесла тот день, а особенно вечер: ломило шею, спину, поясницу, руки, ноги, сильно болела голова. Когда танцевала – улыбалась через боль. Не было рядом мамы, которая могла бы меня вылечить, но мама, моя любимая мама, всегда была со мной на связи. Она не спала до четырех, пяти утра, болела, переживала, радовалась нашим успехам.

Да и меня лечил самый лучший врач – Ольга Николаевна Химиченко. Она была моим педагогом по вокалу в Москве, носилась со мной, болела, переживала. Я бы дала Ольге Николаевне красную звезду, как спецприз педагогу, но у меня ее нет. Плюс два балла «любяткам". А – нет, три – за Ольгу Николаевну, Ирину Геннадьевну и Татьяну Викторовну от жюри ко всем наградам.

Как мне кажется, было неправильно поставить в мою категорию двух девушек, которые пели йодлем – особая, очень сложная манера пения без слов в культуре разных народов. Как по мне, для них нужно было придумать отдельную категорию или поставить в народную категорию.

Мне очень понравилось, как девушка в черном исполнила песню «It's My Life». Было много детей, которые пели не очень, но вели себя нагло, вальяжно. На награждении у нас был сам Дедушка Мороз, самый настоящий, я его обняла. Он был очень высокий, больше 2 метров.

На следующий день мы были в Вотчине Деда Мороза. Все я рассказать не смогу, потому что на это семь дней. Почему семь? Не знаю. Жаль, очень жаль, что я болела, когда мы были в вотчине. С чего я улыбнулась! За курение на вотчине штраф – 30 тыс. рублей. У Деда Мороза было очень красиво! Я успела загадать желание.

Также мы были в Ярославле. Мне там очень понравилось! Нам показали офис госпожи Масленицы, ее гардероб, там были шикарные вещи, головные уборы, мы и там загадали желание! Отведали вкуснейшие блины, пофотались и побывали на экскурсии.

Я бы хотела отдельно поблагодарить тетю Наташу и дядю Эдика, они помогали таскать наши вещи, относились ко всем детям хорошо, никого не обижали. «Любятки» нас всегда поддерживали, помогали нам, кормили нас, когда была возможность и даже когда ее не было.

Эта поездка была для всех долгой, тяжелой и самой знаменательной. Спасибо всем, кто помогал отправить нас в поездку.

Лилия НОСЫРЕВА, участница ансамбля «Плясица», 8 В школы 12