А свадьба пела и плясала

Звуки разудалой визгливой музыки настигли еще при входе в ДК «Юбилейный».

Сегодня здесь премьерный показ спектакля «Скрипка, бубен и утюг» по пьесе современного российского драматурга Николая Коляды в постановке народного театра «Люди».

В провинциальном кафе какой-то русской глубинки (кто-то из зала весело выкрикивает: «В Байкальске!»), то затухая, то вновь разгораясь, пляшет свадьба. Столы разворошены. Ящики с пустыми бутылками из-под водки…Картина, знакомая до боли.

У стойки, флегматично наблюдая за происходящим, возвышается буфетчица (Нина Жердева). Ее коронная фраза: «Горячее когда подавать?»

Вот затевается драка. Причина нам непонятна, да это и не важно. Как философски замечает мать жениха Нина: «Какая свадьба без драки!». Тут же мечется ведущая вечера (Любовь Давыдова), взвинчивая градус истерии еще выше.

Второй день свадьбы так же беспощадно реалистичен. На сцене две сватьи проводят «разбор полетов»: кто, чего и сколько. «Интеллигентная» Людмила Ивановна, мать невесты, вся кипит от неподобающего поведения пролетарской родни жениха. Нина, уборщица в офисе, обвинений не принимает: «Правильно Ленин говорил, что вас, буржуазию...»

Каждая реплика актрис Тамары Мироновой и Татьяны Матвеевой валит с ног от смеха. Работа дуэта филигранно точна – сама жизнь перед нами настолько удачно схвачена, что поневоле берет оторопь. Вдруг вспомнился Гоголь с его репликой из «Ревизора»: «Над кем смеетесь? Над собой смеетесь!»

Глядя на русскую свадьбу во всей красе, вернее, во всем безобразии, кто-то скажет, не выдержав: и это искусство?! Да, все может стать предметом искусства.

Это хорошо понимает режиссер Оксана Нагаева, так переработавшая драматургический материал, что он, внезапно утеряв одномерность, стал углубляться на наших глазах.

Простоватая Нина, оказывается, не так проста. И пусть она опрокидывает рюмку за рюмкой, зато куда симпатичнее кичливой Людмилы Ивановны со своей сословной спесью. В героине все отчетливее мы наблюдаем мудрый женский характер с любовью ко всей «родове», к непутевому сыну, в двадцать один год окрученному многоопытной красоткой из состоятельной семьи:

– Ну, а кто вы теперь? Назвалась груздем — лезь в лукошко. Сватья вы мне теперь, Людмила Ивановна. И я вам — сватья. Муж ваш мне теперь тоже сват. Брат вашего мужа мне теперь деверь. Сестра вашего мужа мне золовка. Родной брат жены мужа теперь будет нам шурин. А все ваши мужья ваших сестер нам станут теперь свояки. Понятно?

–Ничего не понимаю. Это что за бред?

– Это не бред, Людмила Ивановна. Это — Россия.

То, что спектакль плавно перетекает в плоскость других мыслей и чувств, демонстрирует появление молодоженов. Никакой идиллии – взаимные претензии, отчуждение. Леонид в исполнении Алексея Нагаева жалок и вызывает сострадание.

Свадебный угар рассеивается – и приходит понимание нелепости происходящего. Он и сам не осознает, что произошло: «Ты чем меня приворожила?». Не понимая, что не магические привороты, а инфантильность – причина скороспелого брака. Вот и задумаешься: сколько их, однодневных браков, заключается не на небесах?

Евгения Путилина, играющая невесту, настолько органична в роли (впрочем, как и все актеры), что хочется воскликнуть не по-станиславски: «Верю! Верю!». Но и до нее, вначале лениво жующей жвачку, доходит, что жить-то придется с чужим человеком.

Осознание это настигает всех.  Сватьи одновременно стаскивают парики, утирая ими уставшие, уже человеческие, лица (и выглядит это горько и пронзительно), молодые глядят друг на друга почти с ужасом и припадают к свои родителям, содрогаясь в рыданиях.

Да, скучно жить на этом свете, господа! (снова Гоголь).

Татьяна РАБДАНО