Воспоминания о военном Ленинграде

В Байкальске двоих блокадников посетили представители администрации города.

27 января в России вспоминали День полного снятия блокады Ленинграда. 73 года назад город на Неве ликовал, потому что пережил самые страшные свои 872 дня полного окружения фашистскими захватчиками.

"БГ" с заместителем главы города по экономике Евгенией Шапиро и инспектором военно-учетного стола Валентиной Корневой побывала у блокадников, проживающих сегодня в Байкальске. Байкальчанам вручили небольшие подарки.

Валентина Петровна Веретельникова была совсем малышкой, когда ее вместе с семьей эвакуировали из Ленинграда. Воспоминаний своих нет, а рассказывать о маме ей было тяжело.

А вот Михаил Иванович Ковалев помнит многое из того времени. В свои 83 он бодр и разговорчив. Идеальная чистота в квартире, уют и приятный аромат – немаловажные признаки душевного состояния хозяина. Когда разговор коснулся воспоминаний о блокаде, взгляд его погрустнел.

– Мне было 7 лет, – рассказал Михаил Иванович. – Я помню, как все начиналось. Еще было тепло, мы в рубашках бегали, а потом начались бомбежки. Продукты по карточкам, а после и вовсе – 125 граммов хлеба на человека в день. Тяжело было. Воды и тепла не было, воду мы носили с реки. Как сейчас помню деревянные дома, двухэтажные, и как мы воду таскали с водоема. А потом нас эвакуировали.

– У Вас была большая семья?

– Отец, мама, сестра и я. Когда отец ушел на фронт, мать была беременна. Ее отпустили с передовой домой, рожать. Роды принимала бабушка, дома, без врачей. Все прошло хорошо, родилась девочка, назвали Тамарой, но она не выжила, хоть и на нее выделили 125 грамм хлеба, умерла спустя некоторое время от голода. Остались я, мама и сестра. Нас эвакуировали поездом, в товарных вагонах мы поехали в г. Калин, к отцу моей мамы. У них был свой дом и корова. Благодаря ней мы быстро поправились. С жадностью набрасывались на сметану и молоко, но нас дед тормозил, не давал переедать. А уже спустя много лет я переехал в Байкальск вместе с женой и так тут и остался.

– Вы так и не были больше в Ленинграде?

– Нет, да и желания не было.

Дневников и воспоминаний о ленинградской блокаде существует немало. Несмотря на это, появление каждого нового свидетельства добавляет новые штрихи к блокадному времени, к облику жителей осажденного, но непокоренного города. В чем-то эти воспоминания похожи друг на друга, но вместе с тем каждый из них по-своему уникален.

Валентина Петровна Веретельникова, Михаил Иванович Ковалев также поделились своими житейскими проблемами, которые администрация взяла на контроль.

Александра ПОЗНУХОВА