О жгучей связи с миром

В жизни иногда встречаешь необычных людей, о которых хочется рассказать.

Байкальск всегда был местом паломничества интересных людей. Кто-то из них остается здесь жить, а когда их спрашивают – почему? – отвечают: «Ну как же?!» и обводят руками: «Вот же, разве не видите? Байкал, Хамар-Дабан».

С одним из них мне не так давно довелось познакомиться. Московский художник Андрей Щербаков, к слову, брат Игоря Щербакова, замдиректора чаеразвесочной фабрики и директора центра «Бай-га» (Байкальская йога), часто свое свободное время проводит в Байкальске.

Андрей – академик Российской Академии Народного искусства, член Союза писателей. Свой стиль живописи и графики называет ИСПОМизм (Искусство Субъективного Пространства и Образов Многомерности). 

Себя называет странствующим художником. Северный Урал, Ненецкий округ, Приморский край, вся Иркутская область, Монголия – только часть его путешествий. Закончив в Иркутске институт и получив специальность охотника-охотоведа, несколько месяцев провел в экспедиции в Приморском крае, в местах, которые описал Арсеньев в романах о Дерсу Узала. Там произошло знакомство Андрея с культурой коренных народов. Позже сознательно стал искать ханты, манси, жил в чумах, кочевал со стойбищем.

 Впечатления эти легли в основу многих картин художника. Каждая работа – особое мифологическое пространство, путешествуя по которому, как сказочный герой с волшебным клубком, разгадываешь знаки и смыслы.

Вот, например, картина «Тотемный медведь, или завещание северным народам». Смысл ее Андрей объясняет так:

– Это завещание всем нам. По их легендам, злые духи могут быть олицетворением оспы, тифа, что раньше там свирепствовали. А сейчас злым духом может быть алкоголизм, наркомания, неверие в себя, экологическая экспансия. Почему медведь? Он означает первооснову нашего сознания. Инстинктивная основа, появившаяся до нашего интеллекта.  И когда мы связываемся с ней, природа открывается перед нами, распахивается наш внутренний мир.

Соглашаюсь с ним: часто, восхищаясь каким-нибудь природным объектом, восклицаем: «Как красиво!», но чувствуем эту красоту умом, а не сердцем. Умению созерцать, оказывается, можно учиться.

– В Англии есть праздник Луны, детей учат созерцать небесное тело. В Японии – созерцать сакуру. Такой ребенок вырастет гармоничным, умеющим в жизни находить прекрасное. В Финляндии я видел: недалеко от дома живет барсук, зайцы к окну подбегают – и никто в них не стреляет. К сожалению, у нас не так. Выпили пива и тут же в реку швыряют. Это же наша земля! А мы ее превращаем в помойку…

Художник Андрей Щербаков живет с открытым сердцем и глазами, в которых отражается окружающий мир. На своей выставке в Москве он рассказывал о Байкале тем, кто его никогда не видел (нашла видео в Интернете):

– Есть особые места на Байкале. Например, Саяны. Там растет лишайник, который чутко реагирует на загрязнения воздуха.  В обычных местах встречается редко. А в Саянах все деревья буквально обвешаны им: и хвойные, и березы, и осины, и тополя. Идешь как в царстве Берендея, настолько все фантастично. Кажется, вот он выйдет навстречу, а ты ему: «Здравствуй, Берендей».

А одно обнаруженное им случайно место художник назвал Императорским садом:

– Солнце садится, снег выпал. А там вот такие огромные лиственницы! Хвоя, когда желтеет, опадает, и лиственница стоит черная, монументальная. По императорскому саду ходить может или садовник, или император. Раз я не садовник, то…. Делаю шаг по снегу, оглядываюсь, солнце садится, а за мной золотые следы! Хвоя блестит на солнце, как золото! А невдалеке косуля прошла, и тоже золотые следы.

Представили картину? Так видит художник, для которого все в природе – чудо и откровение.

«С каждой избою и тучею, с громом, готовым упасть, чувствую самую жгучую, самую смертную связь» (Н.Рубцов).

Татьяна РАБДАНО