Надежда Мандрик: "Разрухи в Байкальске нет"

Надежда Федоровна Мандрик в особом представлении не нуждается. Ее хорошо знают и в Байкальске, и в Слюдянке. Педагог, руководитель, депутат двух созывов районной Думы и просто неравнодушный человек с активной жизненной позицией.

Надежда Федоровна уверена: если у человека есть собственное мнение, желание и способности менять ситуацию, он умеет принимать решения и нести за них ответственность, то он таким будет и в 20, и в 70 лет.

Сейчас жизнь нашей героини значительно спокойней, чем лет 15 назад. Но настрой и блеск в глазах все те же.

- В этом учебном году на территории района начал работу открытый родительский университет. Это совершенно новый опыт совместной деятельности для педагогов и родителей. Надежда Федоровна, а почему именно на базе начальной школы-детского сада 16, руководителем которого вы являетесь, проходят сессии университета в Байкальске?

- Когда я пришла сюда работать, на базе школы уже работал родительский университет.  Но он задумывался только для дошкольных учреждений. И я, будучи учителем средней основной школы, решила привлечь к работе университета все школы города.

Третью сессию зимой этого года мы уже посвятили проблеме подростковых суицидов. Пришедшие к нам родители (около 70 человек) распределились на 3 группы, обсудили проблемы и выработали пути решения и рекомендации. А 24 апреля мы уже провели фестиваль содружества учреждений общего и дополнительного образования.  Основная цель – показать интеграцию между дополнительным и общим образованием, которая обязательно должна быть, если работать по федеральным образовательным стандартам. И у нас эта интеграция есть.

Байкальск вообще интересный город. Казалось бы, такой маленький городок, а разносторонне развить ребенка здесь очень даже можно. У нас есть школа искусств, спортивная школа, Дом детского творчества. Мои внуки живут в Красноярске, и я знаю, как сложно там развить ребенка: его надо довести до учреждения, потом забрать. А если родители работают? А здесь, я считаю, созданы все условия для развития.

- У многих сегодня обратное мнение. Молодежь уезжает, в том числе и потому, что детям здесь нечего дать…

- Не соглашусь с этим. Работы, конечно, мало в городе. Но если человек хочет, он всегда что-то найдет. Пусть даже вахта для мужчин. А для женщин… Я как руководитель могу сказать, что мы в течение года не можем найти желающих стать помощниками воспитателя. У нас две вакансии. Зарплата около 10 тыс. Немного, но это работа в тепле, с детьми, все выходные и праздники человек дома.

- Возможно, это связано с тем, что старые кадры ушли, а для молодежи это не престижно. Многие до сих пор ностальгируют по работе на комбинате.

- Конечно, когда всю жизнь проработал на комбинате, сложно представить себя в другом качестве. Но я считаю, что выход всегда можно найти. Например, бюджетная сфера у нас работала и работает. И зарплата достойная. У воспитателя средняя зарплата больше 20 тыс. При этом есть фонд стимулирующих надбавок – хорошо поработал, получил хорошо еще сверх зарплаты. У меня учителя, конечно, работают не на одну ставку, тем не менее, зарплата у них достойная. Некоторые учителя в нашем учреждении получают даже больше, чем я.

Да, люди уезжают. Но большого оттока я не наблюдаю по тем же детям. У меня все классы переполнены (27, 28 человек). В детсаду наполняемость групп тоже большая. Есть очередь. Так что какой-то разрухи, упадка в Байкальске я не вижу.

- Понятно, что все зависит от настроя самого человека. Не зря же говорят, что наш фундамент – это жизненная позиция. И сколько знаю, у вас всегда настрой боевой. Вы очень неравнодушный человек, с активной жизненной позицией. Эти качества приобретенные или вы были такой с детства?

- Наверное, с детства. Мама не была активной. А вот отец – да, он был коммунист, участник Великой Отечественной войны. Награжден двумя орденами Красной звезды. В нашей семье чтят эту память. И мне с малолетства внушали, что есть ценности, которым я должна соответствовать. Плюс еще педагогическая деятельность накладывает отпечаток на человека, ведь учитель должен воспитывать детей, в том числе и своим примером.

- Так можно было ограничиться тем, чтобы нести разумное, доброе, вечное своим ученикам. Но вы пошли дальше и стали в 2004 г. депутатом районной Думы.

- Да, 10 лет я была депутатом Думы Слюдянского района, работала два созыва.

- А что послужило толчком, что вы решили пойти в законодательную власть?

- Мое окружение посоветовало. Кроме того, я видела, что в городе есть проблемы, которые можно было бы решить, будучи депутатом районной Думы.

- В непростое время вы были депутатом. Взять хотя бы 2005 год – бюджет района не принимали по полгода, его дефицит составлял 196%, убийство А.Н. Бабученко, митинги против действующей тогда власти района. И почти каждое заседание Думы было противостоянием власти и группы депутатов. Как вы работали в таких условиях?

- Насколько я помню, рассматривали бюджет на заседании, а после того, как его принимали, сразу в документ вносились поправки. Доходило до того, что после принятия бюджета мы каждую страницу подписывали, потому что знали: исполнительная власть может внести какие-то поправки. То есть с нашей стороны было недоверие. Еще и сам В. И. Сайков (мэр района) был импульсивным, немного провоцировал эти ситуации. Противостояние было сильное. И в итоге мы не совсем были довольны своей работой, о плодотворности депутатской деятельности речи вообще не шло.

- Был даже подлог бюджета…

- Да.

- Газеты тогда писали, что группа депутатов – Мандрик, Иванцова и Плохотнюк вышли с этим вопросом на заседание Думы. Мэр, пообещав снизить расходы на содержание аппарата администрации, предложил депутатам вариант бюджета без поправок. Тогда удалось отстоять бюджет с поправками?

- Удалось. Мы, помню, писали и в прокуратуру, и в следственный комитет.

- А кроме войны по бюджету были в вашей работе еще острые моменты?

- Сейчас уже многое забылось. Но я помню, что с главным редактором «Славного моря» В. П. Силантьевым у нас были сильные недопонимания. В своих публикациях он нас обвинил в неправомерности наших действий. Мы подали в суд, выиграли его. Владимиру Петровичу присудили выплатить нам моральный ущерб. Уже не помню, какую сумму. Но он принес ее нам мелочью в мешочках и на заседании думы раздал.

Было, что мы вставали и уходили с заседаний полным составом. Иногда доходило до рукопашной. Депутаты соскакивали с места, чуть ли не за грудки хватали друг друга. Страсти, конечно, кипели.

- И митинги за отставку В. И. Сайкова…

- Да мы собирали.

- Если тогда по полгода не принимали бюджет, как жил район?

- По 1\12. Естественно, ни о каком участии в каких-то областных и федеральных программах речи тогда не шло. Ведь что получалось, мы становились в позу, они становились в позу. А район от этого только проигрывал. Поэтому, может быть, и нам тогда надо было где-то умерить пыл. Сейчас-то все понимаешь. А тогда, во-первых, это была молодость – лет 15 назад. Во-вторых, была такая сплоченная оппозиция, да еще возглавляемая А. Н. Бабученко, который тогда тоже являлся депутатом Думы.

 

- Сейчас таких страстей в зале заседаний районной Думы не увидишь. Что изменилось – время, люди?

- Конечно, люди сейчас и в законодательной, и в исполнительной власти другие. Нет наглых дописок, какие были раньше. Все можно решить с помощью компромисса. И я думаю, что сегодня доверия к исполнительной власти больше. Я работала  и при В. И. Сайкове, и при А.В. Должикове. Считаю, что с Андреем Владимировичем у нас были нормальные отношения. Хотя при нем часть оппозиции в Думе осталась – я, И. Салаев, еще некоторые депутаты нас поддерживали. Но противостояния, которое было раньше, я не помню. На меня, например, никогда не давили, не вызывали заранее и не согласовывали. Я могла спокойно высказать свое мнение на заседании. Бывало, что и страсти разгорались – мы выступали на заседаниях, говорили открыто, с чем не согласны. Например, были вопросы по выделению бюджетных средств для районной газеты. Но все вопросы решались мирно. И конечно, в пользу жителей.

- Середина 2000-х еще запомнится тем, что все территории района практически жили сами по себе. Мэр района – отдельно, главы поселений – отдельно. Особенно «повезло» в этом плане Байкальску. Василий Иванович заявил тогда, что сделает из города деревню (байкальчане проголосовали за другого кандидата) и во многом тогда преуспел. Сегодня ситуация совершенно другая в районе.

 - Да, другая. Потому что есть команда – руководитель района и главы двух городов В.В. Темгеневский и В.Н. Сендзяк, главы поселений. Ведь вы поймите, если главу города понимает район, естественно, будет налажена работа. И если мэра района понимает губернатор – то это тоже плюс. И сегодня у нас эта вертикаль власти выстроена. Раньше этого не было.

Вот даже с приходом нового губернатора Левченко. Вначале, вроде, как появились небольшие трения, но сейчас я вижу, что точки соприкосновения у мэра района и губернатора найдены. И деньги пошли. Миллионы выделяются на школу № 11, детские сады, школу № 17, будет достроен детсад на базе бывшего дома ребенка в Слюдянке. Такие деньги, я думаю, просто так с неба не падают.

А вы вспомните, сколько губернаторов сменилось за то время, что Должиков у власти. Пять! И он со всеми нашел общий язык. Я думаю, что это черта характера Андрея Владимировича. Он молодец в этом отношении. Вот когда выбрали Левченко, новый губернатор коммунист, наш мэр – в партии «Единая Россия». Вроде бы между ними пропасть. Но нашел же Должиков точки соприкосновения. Я думаю, что не раз надо было ему съездить в Иркутск, чтобы деньги пошли. А ведь поначалу говорили, что и с зарплатой задержка будет. Тем не менее, созданная стабильность в районе не была нарушена.

- Получается, что одно из главных качеств руководителя большой территории – способность идти на компромисс?

- Конечно. И даже может быть лояльность. У меня ведь раньше тоже свет в конце тоннеля горел и все, я ничего дальше не видела. Но когда жизнь меня побила, я поняла, что где-то надо идти и на компромиссы. Все это, конечно, приходит со временем. А что касается Андрея Владимировича, я его знаю с детства, это мой ученик. Сегодня он, конечно, заматерел. То есть из обыкновенного байкальского парня вырос достойный руководитель. Надо отдать ему должное, у него есть выдержка. Ведь каждую бабу Глашу надо спокойно выслушать. А если это оппозиция?.. У нас всегда есть недовольные. За глаза и царя ругают. А здесь еще люди всегда переходят на личности (типа "он мне лично не помог, значит, он плохой"). И эти мелочные недоделки пытаются выдать за то, что ничего не делается. А за небольшим закрывается сделанное большое. Я бы как Должиков не смогла, я человек обидчивый. А он выдерживает натиски некоторых товарищей и лично, и через отдельные СМИ. Хотя я всегда говорю, что легче ругать, чем предлагать.

- Вы не собираетесь участвовать в каких-нибудь выборах?

- Нет, хватит, наигралась политически.

- А когда вы работали при В.И. Сайкове, семья не боялась за вас с вашей активной жизненной позицией?

– Боялась. Смерть А. Н. Бабученко, З. Г. Иванцова находила пули в почтовом ящике, угрожали Е. Н. Зелинской. Угрозы были напрямую. Тогда я боялась и за свою жизнь, и за своего ребенка.

- Но все равно продолжали работать?

- Да. Видимо, эту активность не выбьешь с годами. Я, наверное, и в 70 лет буду говорить, что тиграм мяса недодают (смеется).

Светлана БУТКЕВИЧ