Родине должен служить каждый мужчина

С Михаилом Преловским мы познакомились прошлогодним летом. Не сразу я узнал, что он участвовал в горячих точках. Недавно мы встретились, я записал нашу беседу. Думаю, интересно.

Михаил Преловский родом из Ангарска. В 1974 г., после 8 класса, поступил в геологоразведочный техникум, как он сам говорит, "захотелось самостоятельности и романтики". В аттестате были четверка по пению, двойка по поведению и остальные – пятерки.

– Я тогда упрямый был, этого не отнимешь, – вспоминает Михаил. – Потом, упрямство перевоплотилось в упорство.

и После первого курса рванул в экспедицию в Саяны. Туда, где-то в горах у реки, только на вертолете можно было. Взяли 16-летнего парня маршрутным рабочим. Понравилось. Через 2,5 года взял "академ" и улетел в Бодайбо мыть золото.

Потом – следующий крутой поворот: семейная жизнь началась. Перевелся в Ангарский политехнический техникум, пошел работать. Когда исполнилось 19 лет, у них в семье уже росли две дочки.

– Понимаешь, я молодой, кровь играет, хотелось чего-то такого, – задорно смотрит на меня Михаил. – Жена иногда жаловалась на меня матери, мол, в семье не вижу. Однажды зашел в штаб воинской части, где работала мама, делопроизводителем. А тут командир части входит и – на меня: "Ты что мать расстраиваешь? Я тебя быстро к порядку, вот определю на службу! Слабо?". Я ему: "А у меня дети, не имеете права!" Слово за слово, он мне: "Завтра к 8.00 на медкомиссию в военкомат. Не удерешь?"

 

Курс молодого бойца

К обеду следующего дня Михаил Преловский прошел медкомиссию, а к вечеру, после взаимных  звонков военкома и командира части, уже держал в руках военный билет, Причем призван был сразу на сверхсрочную службу. Как сегодня – на контракт.

На следующее утро он уже получил военную форму, дома отчим помог ему подшить воротничок. Никакого курса молодого бойца, сразу определили инструктором по инженерно-техническим средствам охраны, полк-то конвойный был.

Через две недели новоиспеченный солдат Преловский по разнарядке отправляется в Московскую область, в отдельную бригаду специального назначения ВВ, к краповым беретам. Хотя тогда, в 1980-м, их еще не называли так. Но суть была та же.

– Вот там я и прошел полугодовой курс молодого бойца, – улыбается мой герой. – Программа на выживаемость, выносливость, река, болото, шесть раз в неделю 5-километровый марш, русская система рукопашного боя – каратэ отдыхает и все такое. Учили выживать в пустыне, в лесу, одному, на подножном корму. Готовили нас основательно, мне все это нравилось.

 

Американская кола

После полугода подготовки Преловский попадает на два месяца в Сирию, затем командировка в Ливан, Мозамбик. Уверяет, что русскому солдату везде есть место, и нет такой страны на шарике, где бы не бывала нога в кирзовом сапоге.

В день выдавали банку кубинского сока в 200 грамм. А там же тропики, жара плюс 45 в тени. Местную воду пить нельзя, если жить хочешь. Однажды, нарушая все мыслимые запреты, советские спецназовцы тайком от командиров захватили склад американских вояк, квартировавших неподалеку. Потенциальных противников, между прочим, начало 80-х. А в складе были горы кока-колы!

Появились первые награды, которые нельзя было тогда надевать: "Вот тебе коробочка, вот удостоверение. Увижу на груди – получишь по полной".

Когда вернулся из африканской страны, пришлось уволиться из ВВ МВД СССР. В чем винит только себя, хотя заступился за женщину.

 

Спецназ – на Кавказ

В начале 90-х, как многие, ринулся в бизнес. Тогда как было: то взлет, то падение. Однажды  почувствовал, что это не для него.

Тут добрые люди подсказали: "А не пора ли тебе вернуться к тому, чему хорошо учили?" В 98 году прошел медкомиссию и попал в спецназ ГУИН МВД РФ. Сразу почувствовал себя в своей тарелке, вновь помолодел, можно сказать. Ребята приняли его как своего, обкатку прошел.

В июле 99-го первая двухмесячная командировка на Кавказ. С коллективом всегда везло, ребята были что надо. Тогда война уже вторая чеченская была. В 2001 г. – вторая командировка. Крайняя – в 2003. Неудачная.

– Война – это, конечно, грязь, кровь, ужас, – рассуждает Михаил. – Но там ты видишь человека насквозь. Я до сих пор поддерживаю связь с теми, с кем рядом воевать довелось. Для меня они настоящие братья.

Преловский считает, что ездил на Кавказ не зря:

– Сейчас Аргун – такой красивый город. Грозный какой стал! А ведь этого не было бы, если бы я не ездил туда тогда.

 

Медаль "За отвагу" и другие

Михаил Преловский имеет право носить черный берет. Есть и три контузии. Одну "заработал" 29 августа 2003 г., в заварушке, как он сам говорит, по дороге в Шали. Была задача подрывать "крекинги", или по-другому "самовары" – кустарные минизаводы по переработке нефти, которая была в каждом дворе, только скважину забей. Их ждали.

Об этом он рассказывать не любит:

– Незачем людям знать об этом. Патриотизма от этого у них не прибавится.

А еще у него  есть орден Красной звезды, правительственные медали "За отвагу", "За боевые заслуги", "За отличие в охране общественного порядка", крест "За верность долгу", крест "За службу на Кавказе", знаки "За отличие в службе" I и II степеней. Я у него кое-как вызнал об этих наградах: не любит распространяться.

Потом уже, после выхода на пенсию, Михаил Преловский переехал в Байкальск, работал инструктором  по скалолазанию, занимался с ребятишками в военно-патриотическом клубе, учил их обращаться с оружием.

Когда я попросил Михаила сказать два слова в качестве напутствия молодым ребятам в преддверии скорого дня защитника Отечества, он, не задумываясь, выпалил:

– Пацаны, чешите в армию! Родине служить должен каждый мужик.

Подготовил Сергей РАБДАНО